Всемирный банк опубликовал годовой отчёт

Всемирный банк опубликовал годовой отчёт

1. Из позитива — ставка на технологии. Они фонтанируют. Мир на пороге научных революций на подобии той, которая была в начале прошлого века в физике, когда открыли теорию относительности, структуру атома и еще много вещей. Только прорыв теперь ожидается по всему фронту, во многих отраслях.

2. Из негатива. 188 трлн. долл — общий долг ведущих стран. При мировом ВВП примерно в 90 трлн. Долг – более 200 процентов ВВП.
Долги у всех. США, Европа, Япония — больше 100 процентов ВВП только госдолг. С корпоративным вместе, а также с долгами домохозяйств — умножаем минимум на два.
Нынешняя волна долга — самая большая из предыдущих. А та, что была перед ней, окончилась кризисом 2008 года.

Долги и у тех, кого считали самыми позитивными. Китай тоже не избежал. Долг домохозяйств 99 процентов их годового дохода.

Эти долги никогда не будут отданы. Пузырь. Если конкретней, около 100 трлн. долл в банках и иных уважаемых учреждениях имеют примерно тот же статус, какой текстовка «по газонам не ходить». Это краска на бумаге, не более.

Долларов напечатано примерно 1,4 квадрильона. Это в 6 раз больше совокупного объема мирового богатства.

3. На рынках это уже чувствуют. Спады на всех ключевых. Прогнозы на минус на самом индикативном — автомобильном. Ключевые производители сокращают персонал, более 100 тыс чел в наступившем году. Скажут они, конечно, «автоматизация производства». Но автоматизация была всегда, а сокращений не было. Если есть спрос, людей всегда можно занять.

Ещё пример. В Великобритании упали розничные продажи, они даже меньше прошлого года. Такого не было с очень бородатых лет.
По темпам ВВП по итогам года тоже все скромно. Ведущие страны в амплитуде от 0 до 1,8 процента. У Китая 5 с лишним, но это гораздо ниже прошлых лет. К слову, 20 процентов ВВП он сбывает в США. Это заставляет его искать пути к звездно-полосатым.

4. Россия вплетена в мировые рынки ровно настолько же сильно, насколько пытается это отрицать. Отечественная экономика сбывает там углеводороды, это половина бюджета. А 90 процентов станков мы, наоборот, ввозим. Долгов у нас нет, это хорошо. Но и всего остального тоже.

К слову, мы гордимся рекордными золотовалютными резервами. В и-нете болтается статья ведущего аналитика одного из крупнейших наших заводов. Там простой вопрос: а куда потом с этими резервами? Допустим, будет схлопывание пузыря, экономическое цунами. И мы тогда отгородимся от мира, а на резервы будем жить? Но как только они выйдут на рынок, начнется обесценивание денег и гиперинфляция.

Резервы хороши для плановой экономики. В рыночной — это та же труха, только вид сбоку.

5. К выводам. Драйвер, за счёт которого держался капитализм последние лет 40, — это эмитирование денежных обязательств. За счёт них — успех и галопирующий рост. Но все это — в кредит, в долг у будущего.

6. Будет ли обвал? В принципе, конечно, да. Но оттягивать его можно. Соберётся мировой олигархат, почешет лысины и что-то придумает, чтобы пузырь не лопнул. Это реально. Можно наставить заплаток в воздушный шар, там где тонко. А если без физических аналогий, то проще всего напечатать еще трухи, на эти деньги купить СМИ и влить ударную дозу оптимизма в мировой эфир. Мол, все хорошо, так и должно быть, а долг – смотрите лучше футбол и забудьте про это.

Это возможно, и даже скорее всего произойдет. Но вот в чем фишка. Сии деяния предотвратят громкое схлопывание, но не создадут новый драйвер. Пузырь не станет больше надуваться, а других рычагов стимулирования роста не придумано.

7. Отсюда мораль. Мировая экономика входит не в циклический спад, она вползает в вечную депрессию. Возвращается памятный застой, а мы уж и не надеялись когда-то встретиться. Зато есть вариант теперь долго не расстаться

8. Это «по умолчанию». Но основания для позитива все же есть.

Вытащить могут только те, с кого начинали этот обзор – технологии.
Сегодня их изобретают, но не внедряют. 4 процента от запатентованного. Не только в России, в мире примерно так же. 96 процентов — это реальный резерв.

Есть такое теоретическое понятие «несовершенства рынка». Рынок ориентирован на текущую прибыль. Но он не способен к стратегии, близорук. И не умеет сшивать воедино разрозненные интересы. А для модернизации нужно именно это – долгосрочные программы и консенсус вокруг них.

Рынок хорошо справляется с мелочами. Но не способен к фундаментальному самопреобразованию. Для примера. Лодка, гребцы. Если нужно заменить деревянные весла на алюминиевые – то это рынок еще осилит. А вот если вместо весел надо ставить электродвигатель – тут будут проблемы. Куда его ставить. За чьи деньги. Кто будет платить за бензин. Кому его доверить и куда девать гребцов. И вообще кто за все это глобально будет отвечать и кто это будет делать.

Но чтобы справиться с проблемами, нужен именно движок. Тогда лодка доплывет до острова с бананами. Иначе не факт.

9. Но для этого нужно менять базарную, рыночную парадигму на координационную. Западная интеллигенция давно об этом пишет, изобретен термин «коммунитаризм». Проще говоря, нужен единый стержневой вектор, ствол. Он должен создаваться централизованно, планово, во имя общих интересов. Должен быть своего рода план ГОЭЛРО, но не только в энергетике, а во всей экономике

10. Вопрос кто будет ставить двигатель. Ответа на него нет, но это не значит, что он невозможен.

Выводы нужно не делать, а ДЕЛАТЬ – в смысле на бумаге они бесполезны, хоть красивыми стихами их запиши. Русский язык анонимичностью своих даже одинаковых слов дает маячок – пусть и в тумане, но все-таки